Жанры
Загрузка...

Вершина мира. Книга вторая

Заглушив мотор, герцог, перегнувшись через сиденье, пошарил на мягком диване, отыскивая портфель с ноутбуком и мобильный. Перетянув все это к себе, наконец-то выбрался из машины.

Недалеко от конторы трое парней в форме надсмотрщиков готовились исполнить приказ начальства. Отгородили просторный кусок земли, устанавливали тяжелые колодки, милую выдумку предков – две доски, идеально подогнанные друг к другу, с тремя выпиленными полукружьями на каждой, одно побольше для головы и два меньших для рук.

Влада передернуло, и он поспешно отвел глаза. Так и не смог к этому привыкнуть. Стыдился и раздражался. Рабовладелец хренов! Но так уж веками повелось – до человека лучше всего доходит, когда через задние ворота. А что еще прикажете делать? Раба в тюрьму не посадишь – невозможно отобрать свободу у того, кто и так ее не имеет.

Влад перехватил поудобнее портфель и толкнул дверь конторы…

Глава 9

Я одернула темно-синюю форменную куртку, на сей раз на ней красовались все полагающиеся нашивки, шевроны и даже парочка медалек, полученных мною за особо сложные и успешные операции, коротко выдохнув постучала в высокую солидную дверь. Не дожидаясь ответа, толкнула тяжелую створку. Комиссия по рассмотрению моего дела состояла из пяти человек, все они с серьезными, мрачноватыми лицами сидели за длинным столом, мне же было отведено место напротив. Посередине большой комнаты стоял неудобный металлический стул и небольшой столик. Ну самая натуральная инквизиция, мелькнуло у меня в голове. Сейчас меня будут разоблачать и обвинять. Дурдом! Я обвела глазами присутствующих и расстроилась, не обнаружив среди них мою непосредственную начальницу, Ивону Шанталь. Я, конечно, не первая после Бога, но все же занимаю не последнюю должность…

– Романова, – представилась я, – рабочий псевдоним Радагаст.

Председатель комиссии, худой высокий мужчина с длинным узким лицом, обрамленным редкими волосами неопределенного цвета, отчего-то ужасно походивший на ящерицу, предложил занять место в зале. Я заняла указанный стул, а на столик водрузила свой ноутбук.

– Итак, Радагаст, – неприятным голосом обратился ко мне председатель комиссии, – у комиссии по внутренним расследованиям накопилось к вам несколько вопросов…

А дальше началась натуральная фантасмагория. Мне зачитали список обвинений, длиной не менее пятнадцати пунктов. Как то: превышение возложенных на меня полномочий, мошенничество и подлог, благодаря которым я столь долгое время оставалась в МК, невыполнение должностных инструкций, неприкрытая конфронтация с инспекторскими проверками, поставленными надзирать за деятельностью таких как я, угроза жизни, правда, я так и не разобралась чьей именно, и так далее и тому подобное…

Слушая эту чушь, я непроизвольно подперла подбородок кулаком, чтобы челюсть не приведи Бог не затерялась на полу, мельком удивляясь, как это мне не вменили в вину непреодолимое желание подорвать галактион?

– У вас есть какие-нибудь возражения по выдвинутым вам обвинениям? – со змеиной улыбочкой поинтересовалась дамочка, сидящая по правую руку председателя.

– Вы знаете, да, – медленно проговорила я, – во-первых, считаю своим долгом напомнить вам, что я один из самых надежных инспекторов МК. На моих участках запланированные потери сведены к минимуму, а незапланированные и вовсе отсутствуют и не потому, что у меня самые безопасные участки, а потому, что имеется шестилетний опыт работы, тогда как у большинства опыт не превышает девяти месяцев, из которых от месяца до полутора вновь поступивший доктор проходит дополнительную подготовку. Это, я вам напомню, срок положенный для работы в экстремальных условиях по обновленному уставу правительственной организации, занимающейся устранением последствий стихийных бедствий и предотвращению техногенных катастроф, именуемой «Медицина катастроф». Что касается мошенничества, то с этим обвинением я категорически не согласна, поскольку я не нарушала ни одного пункта устава вышеозначенной организации. По истечении положенного шестимесячного срока я всякий раз увольнялась…

– Да, – подтвердила дамочка, подправив искусно уложенную прическу, – но тут же писали заявление о принятии вас на работу!

– Все верно, – не стала я отрицать очевидный факт, – но, поправьте меня, если я не права, ни одним пунктом устава МК это не возбраняется!

– Действительно, не возбраняется, – после некоторого молчания подтвердил неприметный лысоватый мужчина, сидящий по левую руку.

– Так где же здесь мошенничество? – задала я вполне резонный вопрос, отвечать на который, впрочем, никто не собирался.

– Ладно, оставим пока это, – со скучным видом проговорил председатель, – а что вы ответите на обвинение управляющего шахтами Ценсы, которого вы под угрозой огнестрельного оружия, то есть пистолета, вынуждали покинуть его рабочее место, о чем он любезно сообщил комитету по расследованию?

– Ложь, – пожала я плечами, – да, я заходила к нему в кабинет, с целью убедить его в необходимости эвакуации персонала шахт в убежище, но никакого огнестрельного оружия при себе не имела. Инспектору, самому принимающему участие в спасательных мероприятиях, приходится таскать на себе массу специфического оборудования, достаточно тяжелого, смею заметить, так что обременять себя еще и огнестрельным оружием нет никакой возможности, а то, что он принял за пистолет была всего лишь портативная плазменная пушка для расчистки незначительных снежных завалов и не более…

Загрузка...

knigek.net@gmail.com