Жанры
Загрузка...

Полет ангела

Но и это было неплохо для начала. Первая продажа, да еще в самом Париже, мировой столице художников. Причем на картине остался ее автограф. Так что ее первый покупатель совершил, можно сказать, фантастически выгодную сделку. Когда она прославится, то за эту картину он сможет получить в сотни раз больше. И купить себе на эти деньги не одну бутылку вина и десяток билетов на метро, как она, а целый винный подвал с различными сортами божественного французского напитка, а также кататься весь остаток жизни в нью-йоркской подземке.

После Парижа Анжела попробовала себя в нескольких жанрах живописи, работая с различными материалами и средствами изображения. Искала свою манеру и свой стиль письма, свои сюжеты, свое лицо и свой художественный шарм. Поиски велись в весьма широком спектре, с большим разбросом, от консервативного традиционализма до модернизма. От портретной живописи в темных тонах и с тщательно выписанными деталями, как у старых голландских мастеров, до детских картинок в стиле современных японских примитивистов. И даже однажды в стиле граффити. Как-то в компании с друзьями она разрисовала всего за несколько часов ночлежку для бездомных.

Творческие поиски и пробы продолжались относительно недолго, всего пару лет. Пока Анжела вдруг не осознала, что все это не то. Что она сможет реализовать свой талант только в городских пейзажах. В серии картин о Нью-Йорке. В этой ее серии уже было несколько полотен. Довольно пестрая смесь, эклектичная, как и сам город. Свет и тени этого города. Его грехи и добродетели, страдания и радости, красота и печаль. Несколько жанровых уличных сценок. Бомж, спящий зимой в картонной коробке на тротуаре. Престарелые уличные музыканты — бас-гитара и саксофон. Влюбленная «двухцветная» пара — два юных тела шоколадного и молочного цвета, сплетенных в объятиях на лавочке в сквере. Два живописных пейзажа уголков Сэнтрал-парка. Приземистая и аляповатая буддийская пагода в Чайна-тауне на фоне небоскреба с рекламой японской автомобильной компании. Несколько изображений старинных построек, которые отражались в стеклянных стенах современных офисов, устремленных в небеса и похожих на огромные многостворчатые зеркала. Хотела даже как-то изобразить вид города сверху. Например, с борта вертолета…

Это были ее первые шаги на пути к славе и бессмертию. По крайней мере, так ей хотелось думать и так мечталось. Анжела хотела воспеть этот город, переложив свои впечатления о нем на язык красок. Воспеть его историческое прошлое, его настоящее и даже его будущее.

Прошлое Нью-Йорка. Например, контакты первых поселенцев с аборигенами. Чопорные голландские протестанты в черных костюмах с белыми воротничками и высоких черных шляпах. И столь же бесстрастные лица обнаженных до пояса индейских вождей. Раскрашенные тела и лица, орлиные перья головных уборов, ножи за поясом и томагавки в руках. Помнится из школьной истории, что первые риэлтеры на этой территории были парни не промах. Весь остров Манхэттен отхватили у индейских вождей всего за двадцать четыре доллара. Вот у кого учиться надо, как бизнесом заниматься!

И будущее… Поневоле ей вспомнились кадры нескольких футурологических фильмов. Весьма пессимистических. Анжела даже представила одну из сцен, которую можно было бы запечатлеть на полотне. Залитый Мировым океаном город. Морские волны лениво и монотонно облизывают верхушки небоскребов Манхэттена. Между «башнями-близнецами» утомленно опускается в воду огромный багровый шар угасающего светила. Лицом к нему в лодке сидят двое. Он и Она. Последние жители. Молча и бездумно смотрят вдаль. Без слез и без слов. Прощаясь с этим городом, со своим уходящим под воду миром.

А может быть, это будет не всемирный потоп, а другой масштабный катаклизм. Например, после столкновения Земли с огромной кометой. Исчезнет старая цивилизация, и через тысячи лет постепенно разовьется новая. На основе каких-нибудь приматов. Или насекомых. Или птиц. И будущие пернатые археологи новой расы обнаружат при раскопках старинные полотна с изображением сказочного города, который стоял когда-то на этом самом месте. На картинах будет красоваться имя автора. Ее имя. Но они не смогут его прочесть… Может быть, помочь им увидеть подлинный и странный для них облик художницы? Представительницы исчезнувшей навсегда расы. Всего с двумя парными конечностями. Без крыльев и перьев, с миндалевидными глазами цвета ночного неба и россыпью звезд в зрачках. Анжела давно собиралась написать свой автопортрет.

Да, как-то грустно становится при мысли о таком будущем Большого Яблока. Нет, лучше уж изобразить что-нибудь более приятное. Светлое и оптимистическое. Что-то вроде столицы Великой Галактической Империи. Огромные, почти до облаков, хрустально-серебристые башни жилых и служебных комплексов. А между ними снующий в воздухе многоцветный и многоярусный поток аэрокаров и космомобилей. Или просто летящие, как стрекозы, люди, с прозрачными крыльями за спиной от индивидуальных летательных аппаратов. А может, люди научатся летать и без специальных приспособлений. Вырастет новая раса суперменов, способных поднимать свое тело в воздух напряжением мысли.

Мольберт и краски завораживали и манили Анжелу. Но… К сожалению, живопись — это для души, для отдыха, для развлечения. А для бренного тела и пополнения кошелька, для оплаты счетов за квартиру, свет, газ существует проза жизни. Которая постоянно напоминает о себе и отодвигает вдаль мечты о персональной выставке…

Загрузка...

knigek.net@gmail.com