Жанры

Бенгальские рубины

Содержание

Пролог

Корнуэлл, Англия,

весна 1751 года

— Пожалуйста, Мэтью, пожалуйста.

Слова таяли в ужасающей тишине, заполнившей гостиную. Изящные тонкие пальцы дотронулись до запястья Мэтью Уотертона, но тот хранил молчание.

Так и не услышав ответа, она подошла ближе.

— Если вы хотите, чтобы я умоляла… я умоляю!

Она встала на колени, опустившись на ковер.

— Я не могу больше жить с этим человеком. Он не любит меня и никогда не любил. — Ее речь прерывали рыдания. — Я получила известие, что он прибудет на этой неделе. Помогите мне увезти Элоис сегодня вечером! Я могу нанять лодку, чтобы нас переправили в Юдифон-Си, а оттуда — на корабле во Францию. У меня есть две незамужние тетушки, они дадут нам приют. Оливер Кроуфорд никогда не найдет нас!

— Джин, не делайте этого, — Мэтью попытался поднять ее с колен. Не в силах стоять на ногах, она упала в его объятия. Уотертон гладил Джин по голове, стараясь успокоить ее. Рождение и смерть второй дочери несколько дней назад истощили жизненные силы Джин и ввергли ее в бездну отчаяния.

— Вы еще не совсем здоровы. Через месяц-другой, вы окрепнете, и жизнь не будет казаться такой уж мрачной.

Джин вцепилась в его жилет, в отчаянии теребя материю.

— Нет!

Она так неистово мотала головой, что выпали шпильки и красивые каштановые пряди рассыпались по плечам.

— Как вы не понимаете! Я не родила ему сына!

— Кроуфорд не должен винить вас за это.

— Но он будет! Ему нужен наследник. Он не успокоится, пока не получит его. Несколько лет назад он с трудом признал свою дочь Элоис — вашу нареченную!

Мэтью до сих пор не мог поверить, что он — простолюдин, сын местного учителя — был помолвлен с девочкой гораздо выше его по положению. Джин настояла, чтобы замужество ее дочери не преследовало никаких политических или денежных интересов. Потому-то она и выбрала Мэтью Уотертона. Своего друга. Своего наперсника. Человека, которому она могла доверить судьбу Элоис.

— Но у вас могут быть и другие дети.

— Нет. — Как бы сообщая ему страшную тайну, она прошептала: — Акушерка Мэки сказала, что у меня больше не будет… детей.

Сердце Мэтью сжалось от боли. Он знал, как страстно Джин желала, чтобы ее дом был наполнен детьми.

— Пожалуйста, Мэтью, помогите мне.

Он бы охотно помог ей, если бы был уверен, что Джин поступает обдуманно, не под влиянием материнского горя и страданий, вызванных тяжелыми родами. Но в предложении Джин было несколько серьезных затруднений. Оливер Кроуфорд могущественный и опасный человек, наводящий страх на многих местных жителей. Он не принадлежал к аристократам, но имел влиятельные связи в правительстве и был очень богат. Кроме того, Кроуфорд обладал фанатическим чувством собственника по отношению к своим лошадям, своему поместью и своей жене. Вмешательство в его семейную жизнь не сулило ничего хорошего, тем более Мэтью, у которого не было ни больших денег, ни влиятельных покровителей, а был только небольшой дом, доставшийся ему после смерти отца, огромная библиотека и несколько драгоценностей, которые невозможно было обменять на деньги. Иначе дух отца преследовал бы его до самой смерти.

— Мой план надежен. Я обещаю вам!

Мэтью не ответил. Да и что он мог сказать? Она думает, что сможет убежать от мужа, как только переплывет канал! Будучи близким другом Джин уже около года, с тех пор, как она забеременела и Оливер Кроуфорд отослал ее из Лондона в свое поместье в Корнуэлл, Мэтью хорошо понял, что за человек был ее муж. В повседневной жизни Кроуфорд мог легко обходиться без жены, но он никогда не позволит Джин оставить его навсегда. И если она попытается освободиться от его власти, Кроуфорд найдет ее на другом конце света.

Однако Мэтью не мог сказать этого Джин. Сейчас она не сможет вынести жестокую правду.

— Идите домой и отдохните, Джин.

— Но…

— Элоис перепугается, увидев вас в таком состоянии, — вы должны думать о ней.

— Но вы поможете нам?

Мэтью колебался. Он дотронулся до завитка на ее щеке.

— Мы поговорим об этом, когда вы будете чувствовать себя лучше.

Джин медленно поднялась:

— Хорошо. — Она слегка споткнулась, проходя через комнату, но лишь махнула рукой, когда Мэтью предложил свою помощь.

Подойдя к дверям, она остановилась.

— До свидания, Мэтью.

В ее голосе звучали незнакомые нотки. Глубокая, неизмеримая печаль.

— Поклянитесь, что ничего не будете предпринимать.

Последовала тишина, обжигающая и пронзительная.

— Вы были хорошим другом. И помните — что бы ни случилось, вы обещали жениться на мой дочери, вы должны сделать ее счастливой.

— Джина, если вы попытаетесь сделать какую-нибудь глупость, я…

— Нет. — Горечь поражения светилась в ее глазах. Я последую вашему совету и посплю перед ужином.

Она скрылась за дверью. Мэтью чувствовал себя предателем. Но что они могли сейчас предпринять, ведь Джина еще очень слаба. У нее не хватит сил даже для такого короткого плаванья.

— Джина, подождите!

Он выбежал из дома, но Джин уже не было. Лишь облачко пыли кружилось на дороге.

— Проклятье.

Войдя в дом, он с силой захлопнул за собой дверь и хмуро оглядел свою тесную комнатку, заваленную книгами и картами. Сгущались сумерки. Далекие раскаты грома будто укоряли Мэтью за его бессилие. Пытаясь подавить беспокойство, он пообещал себе, что навестит Джин завтра утром. Сейчас ей нужно как следует выспаться.


knigek.net@gmail.com