Жанры
Загрузка...

Рыцарь её сердца

— И ты действительно полагаешь, что твоя смерть станет ему наградой? — недоверчиво спросил священник.

Сибилла покачала головой:

— Если я не скажу королю то, что он желает услышать, Джулиана посчитают моим соучастником, он будет лишен звания, может быть, даже заключен в тюрьму. Люси отдадут чужим людям из знатного сословия, выбранным по королевской прихоти, и кто знает, как долго она не увидит родного отца и увидит ли вообще. Фолстоу со всеми его обитателями перейдет в собственность короны. В любом случае меня проклянут, но я хотя бы буду знать, что все те, кого я люблю больше всех в этом мире, находятся в безопасности. — Последние слова она произнесла надтреснутым голосом.

— Я не знаю, что сказать тебе, Сибилла. А что, если лорд Гриффин опровергнет то, что ты скажешь на суде?

Начнет отрицать твою вину, полагая, что спасает тебя подобным образом?

— Джулиан не глуп, Джон. Мне остается лишь надеяться, что он подумает, пусть даже не о себе, а о дочери, и не станет этого делать.

Не найдя, что ответить, Джон Грей сильнее сжал руки Сибиллы.

— Время, святой отец, — напомнил охранник по ту сторону решетки.

— Еще немного, — отозвался Грей, оглядываясь через плечо. Он снова повернулся к Сибилле. — Я буду добиваться разрешения присутствовать на суде. Возможно, мне удастся свидетельствовать в твою пользу, пока не знаю, каким образом, все будет зависеть от обстоятельств, которые пока неизвестны нам обоим.

— Джон… — вздохнула Сибилла.

— Да?

— Вы полагаете, я попаду в ад? — В душе она поняла, что вопрос прозвучал совсем по-детски.

Словно прочитав эту мысль, Джон Грей ласково взял Сибиллу за затылок и, приподняв ее лицо вверх, прижался своими губами к ее лбу.

— Нет, — уверенно ответил он, ощущая холод кожи и смотря ей прямо в глаза, — я думаю, что у тебя есть все шансы попасть на небеса. Мне очень жаль, сохраняй мужество. Встань перед королем и говори так, чтобы сила твоей любви, подкрепленная словами, оправдала тебя перед лицом закона. А поскольку любовь есть самый высший закон, Господь от тебя не отвернется. — Отняв руку от затылка Сибиллы, он ласково провел по ее щеке и встал на ноги. — Я подожду снаружи, пока ты будешь переодеваться. И да благословит тебя Господь, Сибилла Фокс.

— Да благословит Господь и вас, Джон Грей.

Снова раздался лязг дверных петель, щелкнул замок, и, прежде чем встать на дрожащие ноги, она успела увидеть в свете мерцающего факела стройный силуэт Джона.

Занявшись свертком, оставшимся лежать на камнях под ее ногами, Сибилла обнаружила тонкие гибкие туфли наподобие сандалий и грубую деревянную расческу, завернутые в легкое полотняное платье. Сверток был накрыт чудесным шелковым платком Джона Грея.

Накинув простое платье на одно плечо, Сибилла принялась освобождать лиф безнадежно испорченного прежнего бархатного наряда, изо всех сил стараясь, чтобы новый не упал в грязь. В конце концов она резким движением разорвала красный бархат до самой талии, стащила его через голову и сбросила в лужу на полу, словно ковер, на который можно было без сожаления наступить Ногами. Наклонившись, Сибилла подняла платок и повернулась к стене, пытаясь собрать кончиками пальцев сочащуюся с камней влагу, и, оросив ею мягкий шелк, медленно и даже с некоторой торжественностью протерла грязное лицо. Она уставилась на ткань в черных разводах, однако сейчас ее глаза были сухими, а мысли витали далеко за пределами камеры.

Глава 26

Сделав отстраняющий жест рукой, король дат понять, что больше не хочет видеть перед собой Джулиана, и отослал его из покоев. Гриффина пронзило чувство острой обиды, ведь Эдуард был для него больше, чем монарх. Джулиан спас ему жизнь, был женат на его кровной родственнице и проявлял искреннюю заботу о безопасности государства. В конце концов, Гриффин считал Эдуарда своим личным другом.

И вот теперь этот друг чурается его, как нашкодившей собаки! Безусловно, Джулиан не имел права так легко обвинять Эдуарда, зная, что не поторопись король прислать в Фолстоу своих людей, он, Люси и Сибилла были бы сейчас уже за пределами Англии, покинув навсегда страну, монарха и друзей, наплевав на закон. Король в первую очередь должен был принимать во внимание интересы государства, и Гриффин хорошо это понимал.

Зато из сферы его понимания напрочь выходил факт совершенно неожиданного присутствия здесь леди Сибил де Лаэрн. Что ее заставило проделать путь из Франции к королевскому двору, причем именно сейчас? Почему, воспользовавшись результатами его изысканий, она встала на сторону Эдуарда? Что именно ей нужно? И на самом ли деле она разделяет точку зрения короля?

Вопросы и предположения вызывали головную боль, и Джулиан даже испытал чувство радости, когда угрюмый солдат, показав ему новое обиталище — маленькую комнатку со спартанской обстановкой, оставил его наедине с собственными мыслями. Дверь была немедленно заперта, и у Гриффина не было никаких сомнений, что комната охраняется, хотя сейчас его это беспокоило меньше всего. Он и не помышлял о побеге.

Простенькая тесная комнатенка все же была чуть больше по размерам, чем ожидал Джулиан. Не привыкать. Вдоль стены расположилась узкая кровать, на грубом покрывале — поднос с хлебом, копченой рыбой и куском сыра, фляга с вином; под небольшим оконцем на каменном полу стоял таз с водой, а рядом лежало холщовое полотенце. Понимая, что все могло бы быть намного хуже, Джулиан ощутил, что ему сейчас очень хочется сменить грязную одежду, однако на такую роскошь рассчитывать не приходилось.

Загрузка...

knigek.net@gmail.com