Жанры
Загрузка...

Рыцарь её сердца

Обнажая на ходу мечи, к ним подбежали несколько королевских солдат.

— У нас тут мужская беседа, — предупредил их Гриффин, — и пока еще меня никто не отстранял от королевской службы. Я просто защищаю свою честь от этого куска дерьма, и, как видите, у меня это неплохо получается.

— Так что возвращайтесь по местам, это приказ! Так ты хорошо меня понял? — снова обратился Джулиан к офицеру; все еще продолжая держать его шею в железной петле.

Тот поспешно закивал в ответ.

Подтянув колени, Джулиан вскочил на ноги, заставляя офицера сделать то же самое, быстрым движением освободил его шею и отошел в сторону. Помятый офицер все еще ошалело держал руки на посиневшем горле и наконец, придя в себя, злобно произнес, глядя на Гриффина дикими глазами:

— Считай себя покойником.

— Всегда к вашим услугам, сэр, — ответил Джулиан, раскинув руки так, что свисающая цепь снова образовала широкую петлю, — не забудь предупредить, когда будешь готов.

— Запереть его в карету, — запинаясь, хрипло распорядился офицер, и пара солдат с видимой неохотой двинулась к Гриффину, — и не спускать глаз!

Джулиан и не думал сопротивляться, показывая, что сам без какого-либо принуждения готов разместиться в арестантском экипаже, в котором еще совсем недавно перевозили Сибиллу Фокс. Фактически он шел к карете весьма охотно.

Как и офицеру, которого он наказал за дерзость, Джулиану не терпелось попасть в Лондон раньше Сибиллы Фокс.

Глава 24

Наконец-то почувствовав себя в одиночестве, озаренная лунным светом, Сибилла, не останавливаясь, перебирала пальцами гриву скачущего галопом Октавиана и цепи, сковывающие ее руки, позвякивали в такт легкому бегу боевого коня.

Мокрую оголенную плоть лодыжек продолжало обдавать болезненным жаром, и когда она касалась ими боков Октавиана, казалось, что в нее впиваются тысячи раскаленных игл. Превозмогая боль, низко пригнувшись к его шее, Сибилла продолжала сжимать коленями ребра Октавиана, отставив кровоточащие лодыжки назад, почти положив их на изгиб лошадиного крупа.

У нее не было нужды подгонять Октавиана, ведь конь и сам отлично понимал, что нужно поторапливаться. Жесткие копыта гулко и равномерно стучали по земле, его галоп был ровен. Казалось, Октавиан не знал, что такое усталость. Вероятно, со стороны они казались сейчас духами, мистическими призраками, рассекающими темноту и несущимися в сторону Лондона. Сибилла ощущала, как слезы, текущие по лицу, оставляют на щеках, обдуваемых встречным ветром, маленькие холодные дорожки. Она мчалась навстречу собственной гибели и желала, чтобы все закончилось как можно быстрее. Все равно ей больше не суждено увидеть Фолстоу.

Утреннее солнце поднялось достаточно высоко, когда перед Сибиллой предстали стены величественного города, и Октавиан инстинктивно замедлил свой бег. Она позволила коню сойти с дороги, чтобы напиться из дождевой бочки, стоящей рядом с небольшим домиком, и попыталась привести в порядок сбившиеся волосы, но это оказалось бесполезным. Красное бархатное платье стало жестким от грязи и конского пота, и Сибилла догадывалась, что ее собственное лицо выглядит не лучше.

Она появится на королевском дворе, выглядя, как нищая попрошайка. Хотя почему — как? По сути, теперь она таковой и являлась…

Сибилла и Октавиан снова возвратились на дорогу. Несмотря на то что ворота были открыты настежь, она опять возвращалась на выбранный ею путь, и Сибилла никак не могла не заметить восторженного внимания окружающих, проявляющегося все сильнее с каждым ее шагом. Октавиан остановился прежде, чем небольшая группа солдат-охранников в недоумении стала скапливаться сзади. Спешившись, она ощутила, как затрещали затекшие за время пути все ее суставы и мускулы. К ней тут же бросилась пара солдат, недоуменно вглядываясь в цепи, так не сочетающиеся с бархатным платьем.

Сибилла успела протянуть обе руки к Октавиану, схватить его морду и притянуть к своему лицу. Прижав губы к его влажной колючей шерсти, ощущая исходящее тепло, она на мгновение заглянула в глаза верного друга.

— Спасибо тебе, мой мальчик, — тихо прошептала Сибилла, — а теперь беги. Домой!

Ее голос сорвался на последнем слове, и она грубо оттолкнула от себя голову Октавиана. Конь нерешительно закружился на месте, и Сибилла хлопнула по его крупу, посылая коня в галоп. Окружающая толпа отпрянула в стороны, пропуская огромное серое конское тело.

Обернувшись назад, Сибилла увидела нависших над ней охранников.

— Миледи, вы ранены? — участливо спросил один из них, поглядывая на ее руки, измазанные кровью.

— Мне нужно немедленно увидеть короля, — произнесла Сибилла, игнорируя вопрос охранника, слыша собственными ушами, как слабо и неубедительно звучит ее голос.

Охранник поддержал Сибиллу за локоть, и она, почувствовав, как предательски подгибаются колени, теснее прижалась к солдату, который без труда удерживал ее легкое тело.

— И это очень срочно, — продолжила Сибилла срывающимся шепотом, — я приехала из замка Фолстоу…

— Проедемте со мной, миледи, — предложил охранник, и его напарник поддержал Сибиллу за другой локоть, жестом приказывая расступиться любопытствующей толпе, собравшейся вокруг.

Загрузка...

knigek.net@gmail.com