Жанры
Загрузка...

Рыцарь её сердца

— Но это означает лишь то, что король не понимает, как леди может владеть таким богатым призом, как Фолстоу, не так ли? — Элис сжала руку Сибиллы. — Не имеет никакого значения, кто владелица, ты или наша мать.

— Не думаю, что король против владения матерью замком лишь только потому, что она была женщиной, — ответила Сибилла. — Это потому, что она никогда не была леди.

Глава 19

Как только были произнесены слова о величайшем обмане Амиции Фокс, в зале немедленно воцарилась такая тишина, что Сибилла могла слышать биение собственного сердца. На нее смотрели сразу три бледных лица с раскрывшимися ртами и глазами навыкате.

Четвертый, Пирс Мэллори, остался спокоен, и Сибилла стала подозревать, что принесенная ею новость не удивила его слишком сильно. По крайней мере после того, что он перенес в собственной семье.

Конечно же, Элис стала первой, нарушившей молчание, хотя сказала она вовсе не то, что ожидала Сибилла.

— То есть выходит, что я благородна только наполовину? — спросила она, широко открыв глаза.

— Что-то в этом роде, — пожала плечами Сибилла, — наверное — да.

С правой стороны раздался невеселый смешок Сесилии.

— Едва ли это возможно, — сказала она и тут же торопливо добавила, сжав руку сестры: — Хотя тебе, Сибилла, я, конечно же, верю. Но только… Ну… Я хочу сказать, что это многое объясняет мне в характере Элис. Пирс, прошу прощения.

— Я не в обиде, Си, — мягко заверил ее Мэллори.

— Это вы так про меня? — вскричала Элис, оскорбленная до глубины души. — Про меня? По крайней мере я хоть подождала, пока не выйду замуж, святая Сесилия!

Сесилия метнула на младшую сестру короткий многозначительный взгляд, собираясь ответить, но, раздумав, посмотрела на Сибиллу с явной симпатией:

— Но кто про это знает? У кого наша родословная может вызвать сомнение?

Сибилла взглянула на сестру, стараясь сама не расплакаться. Она открыла было рот для ответа, но в разговор, как обычно, снова вмешалась Элис:

— Да! У короля нет никаких оснований отбирать Фолстоу в любом случае. Может быть, не совсем типично, когда дворяне женятся на простолюдинках, но такое порой случается. Ну и что? Пусть мать и не была благородной дворянкой, но сейчас она и не владелица Фолстоу, ты — хозяйка замка, и ты — полноправная дочь своего отца. — Сибилла почувствовала неприятный холодок в груди, уж слишком приторно звучал голос сестры. — Тем более ты всегда была его любимицей, — закончила Элис.

Не в силах посмотреть на обеих сестер, Сибилла взглянула на стол, и на глаза навернулись слезы. Деревянная столешница стала размытой и начала двигаться.

Она почувствовала, как рука Сесилии крепко сжала ее за локоть.

— Сибилла? Что с тобой?

— Я… — попыталась начать она, но слова застряли в горле.

Прикрыв глаза, Сибилла ощутила, как слезы продолжают выкатываться из-под закрытых век, оставляя на щеках горячие дорожки.

— Я не дочь нашего отца, вот в чем дело, — горестно произнесла она, так и не открывая глаз. — Морис Фокс не мой отец.

— Что ты сказала? — потрясенно переспросил Оливер.

— Боже праведный! — вторила ему Сесилия громким шепотом.

— Сибилла! — Элис принялась трясти ее за руку. — Что ты имеешь в виду?

— Дело в том, что мать приехала в Англию, уже будучи беременной. Мой отец был офицером армии Симона де Монфора. Так что, как видите, — она мягко высвободила руку, чтобы утереть слезы, — я чистая простолюдинка по крови. И как только это станет известно Эдуарду…

— То-то я никогда не могла понять, почему мать всегда выделяет тебя из нас троих, — озадаченно заметила Элис, — наверное, она просто готовила тебя к такому повороту событий.

— Кроме того, — согласно кивнула Сибилла, — она велела мне проследить за вашим замужеством. Она прекрасно понимала, что если правда откроется, мои шансы устроить свою судьбу равны нулю, но хоть вы будете в безопасности.

— Что… Что… — Сесилия не находила слов. — Что ты такое говоришь?

Повернувшись, Сибилла взглянула на обычно выдержанную сестру, потрясенную столь неожиданным поступком женщины, которую она так сильно любила.

— С таким же успехом она могла бросить тебя в клетку со львами! — наступала Сесилия, и на ее лице проступила такая злость, какой Сибилле еще в жизни видеть не приходилось.

— Ну нет, — кротко возразила Элис, отрицательно покачав головой. — Мама всегда любила Сибиллу сильнее, она никогда не стала бы подвергать ее такой опасности.

— Тогда почему она не устроила так, чтобы Сибилла вышла замуж первой? — вскочила на ноги Сесилия, словно рвущийся из нее гнев не позволял оставаться на месте. — Я перестану молиться за упокой души этой женщины, хотя она сейчас скорее всего горит в аду.

— Сесилия, — мягко заметил Оливер, — что ты такое говоришь?

Подойдя к жене, он прижал ее к груди, и Сесилия громко разрыдалась.

Казалось, что Элис все еще не отошла от потрясения. Наконец она произнесла:

— Но… Но король никогда не станет наказывать невиновного! Это же несправедливо.

Сесилия оторвалась от Оливера. Сквозь слезы все еще продолжал пробиваться гнев:

— Возможно, что и не накажет, но припомнит старую историю, что мать когда-то помогала Симону де Монфору в Льюисе, разве он упустит такую возможность?

Загрузка...

knigek.net@gmail.com