Жанры
Загрузка...

Рыцарь её сердца

«…Она не была мне сестрой!

— …Маман, а что означает мое имя?

— Сибилла? Так ласково называют Сибил, конечно…»

— Но… — Сибилла замолчала. Сейчас у нее не было сил распутать эту ужасную головоломку, особенно перед лицом Джулиана Гриффина. Глубоко вздохнув, она с трудом раскрыла одеревенелый рот и, посмотрев снизу вверх на представительного лорда, в глазах которого светились понимание и участие, произнесла: — Благодарю вас, лорд Гриффин.

— Благодарите меня? — удивленно вскинул брови Джулиан.

— Безмерно благодарю! — многозначительно повторила Сибилла. Прижав портрет к груди, она на шаг отступила от Гриффина. — А теперь должна попросить у вас прощения, я слишком устала за день. Спокойной ночи!

— Подождите, Сибилла, — удержал ее за локоть Джулиан.

Она выдернула руку, коротко вскрикнув так, словно в ней взыграл первобытный инстинкт напуганного животного; казалось, этот звук потряс ее собственные уши. Гриффина отбросило в сторону к каменной стене, освещенной пламенем, и его башмаки на мгновение застыли в воздухе.

— Не прикасайтесь ко мне! — тихо прошипела Сибилла ледяным тоном.

Но и после этой проделки Джулиан взглянул на нее безо всякого потрясения, страха или ненависти, в его глазах читалось лишь встревоженное беспокойство.

— Вы не одиноки, Сибилла, — ответил он спокойным тоном. — Я здесь, я на вашей стороне, и вы можете рассказать мне все.

Без лишних слов она выскочила в открытую дверь, и ее легкие шаги дробно застучали вниз по лестнице, отдаваясь эхом, кружащим по длинной спирали, снова и снова, вторя голосу, звучащему у нее в голове: «Глупая девчонка! Глупая, глупая, глупая, девчонка! Что ты натворила?»

Глава 13

Было новолуние, и небо, покрытое толстым слоем облаков и поднимающимся дымом от множества лагерных костров, не пропускало скудного звездного света даже в тех местах, где облака ненадолго расступались. Сибилла быстро скользила сквозь темноту между палатками и красными тлеющими углями, морща нос от запахов дыма, лошадей и немытых мужских тел. Иногда ей приходилось останавливаться и прятаться, ныряя между кусками промасленной ткани, когда радом появлялись солдаты, которые переговаривались грубыми голосами. Тогда она зажмуривала от страха глаза и отчаянно сдерживала дыхание в ожидании, когда они пройдут мимо, и молилась про себя, чтобы всевышние силы помогли ей сдержать рвущиеся из груди рыдания, чтобы ее не заметили и не поймали.

«Если тебя поймают, я не знаю, что с тобой сделают, но это будет ужасно…»

Сибилла была не просто напугана, ее трясло от ужаса…

Тем не менее она считала себя такой же патриоткой, как и ее отец. Такой же, как и друг ее матери де Монфор. Невзирая на то что отец в жизни не произнес ни слова о семьях Одихема и Кенилворта. Она не имела ни малейшего представления о причинах такого молчания. Ведь, казалось, и лорд де Монфор, и ее отец желали для Англии одного. Объединения. Законности. Мира.

Ничего, она исполнит свою часть дела. Как бы там ни было, ее отец относился к группе мужчин, которые, быть может, уже были стары для боя, но как только гражданские беспорядки подходили к концу, он почти никуда не отлучался из Фолстоу. Сибилла могла часами сидеть на верхней ступеньке башенной лестницы, наблюдая, как он копается в книгах, и ожидая, что, закончив, позовет. Нет, она никогда не станет просить помощи, как маленькие сестры Си и Эли! Ее удел — научиться управлять Фолстоу. Отец научит ее, он обещал. И Морис Фокс тоже держал свои обещания.

Раскрыв глаза, Сибилла осмелилась посмотреть вдоль боковой стенки лагерной палатки. Чисто. Именно отсюда была видна ее цель — центр лагеря. Эта площадка представляла собой почти равносторонний освещенный треугольник, одна сторона которого была ей совершенно открыта.

Задыхаясь, она вбежала в освещенное пространство и резко остановилась, увидев перед собой мужчину, использовавшего складную табуретку в качестве стола.

— Ну и какого черта?

— Я знаю дорогу, — прошептала Сибилла. — На Льюис есть дорога, которая никому не известна. Я могу показать вам ее… — Ее голос оборвался.

Плач и рыдания, казалось, сотрясали массивные камни комнаты.

Отца больше нет. Он умер, погиб в Льюисе.

— Ой, доченька, что же мы будем теперь делать? — Амиция горестно всхлипнула, прижавшись к волосам Сибиллы. — Что нам делать в одиночестве и отчаянии? Скоро король придет за нами, и никто нас не выручит. Будь прокляты все эти годы, приведшие к такому бесславному концу…

Сибилле показалось, что она прикоснулась к ледяной глыбе, но в отличие от матери у нее не оставалось сил даже на рыдания. У нее не получится ни поддержать ее, ни уж тем более успокоить. У Сибиллы не хватало духа задать вопрос, как именно они могли предать короля и кто вынудил их на этот шаг. А с другой стороны, мир потерял свои краски, и теперь ее это просто больше не заботило.

В первую очередь, безо всяких сомнений, это было ее собственной огромной ошибкой. Морис Фокс погиб, и за его гибель она несла полную ответственность.

Глаза Сибиллы резко открылись. Она окончательно пришла в себя от ночного кошмара, но не смогла издать ни звука, потому что поняла, что в спальне есть еще кто-то.

В темноте снова послышался громкий скрип, исходящий от стола, находившегося под самыми окнами. Она напрягла зрение, но увидела только блестящую деревянную столешницу, залитую тусклым лунным светом, проникающим через оконное стекло. Снова что-то скрипнуло.

Загрузка...

knigek.net@gmail.com