Жанры
Загрузка...

Эхо во тьме

Содержание

Выражение признательности

Хочу выразить глубокую признательность двум особым редакторам, которые в процессе работы были моими самыми настоящими светильниками: моему мужу, Рику Риверсу, который с самого начала помогал мне в написании книги, а также редактору издательства «Тиндейл Хауз», Карен Болл. Рик помогал мне выразить самое главное. Карен «отшлифовывала» материал. Оба смело шли по пустыне многочисленных глав, пробирались сквозь дебри бесконечных предложений и фраз, прорубали путь сквозь толщи сложной пунктуации и оригинальных произношений.

Да благословит Господь вас обоих.

Пролог

Александр Демоцед Амандин стоял у Ворот Смерти и ждал возможности больше узнать о жизни. Он никогда не испытывал большого удовольствия от зрелищ и пришел к этому месту без всякой охоты. Но теперь то, чему он оказался свидетелем, потрясло его до глубины души. Он пристально смотрел на упавшую девушку и чувствовал необъяснимое возбуждение.

Кровавое бешенство толпы никогда не давало ему покоя. Его отец говорил, что есть люди, которые испытывают наслаждение, наблюдая, как совершаются зверства и насилие над другими, и теперь Александр вспоминал его слова, когда краем глаза видел, с какими радостными лицами смотрели зрители на то, что происходит на арене. В Риме. В Коринфе. Здесь, в Ефесе. Наверное, те, кто наблюдал весь этот ужас, благодарили богов за то, что это не они стоят сейчас один на один со львами или с натренированными гладиаторами — со всем тем, что таит в себе смерть.

Создавалось впечатление, что тысячи людей одновременно испытывали неимоверное облегчение, улучшение самочувствия, видя, как на арене льется кровь, будто эта запланированная мясорубка могла защитить их от растущего хаоса в насквозь прогнившем и деспотичном мире. Судя по всему, никто из них не понимал, что запах крови не слабее запаха похоти и страха, наполнявшего тот самый воздух, которым они все дышали.

Амандин вцепился руками в прутья железной решетки и во все глаза смотрел на песок арены, на котором теперь лежала эта девушка. Всего минуту назад она отделилась от остальных жертв — от тех, кого вывели навстречу смерти, — такая спокойная и даже радостная. Он не мог отвести от нее глаз, потому что видел в ней что-то удивительное, что-то такое, что не поддавалось никакому описанию. Она что-то пела, и на какое-то мгновение ее голос донесся до его ушей.

Рев толпы заглушил ее прекрасный голос, затем стал еще громче, в то время как девушка, безмятежно ступая по песку, продолжала идти вперед, по направлению к Александру. С каждым ее шагом у него все сильнее билось сердце. В ее внешности не было ничего особенного, и в то же время от нее исходило какое-то сияние, ее окружал какой-то свет. Или это ему только казалось? И когда львица сбила ее с ног, Александру показалось, будто с ног сбили его самого.

И вот теперь два зверя дрались за ее тело. Александр вздрогнул, когда один из львов вонзил ей клыки глубоко в бедро и стал ее оттаскивать. Но тут на льва прыгнула львица, и оба зверя сцепились и стали рычать друг на друга.

Какая-то маленькая девочка в рваной и грязной тунике с пронзительным криком пробежала мимо железных ворот. Александр стиснул зубы, изо всех сил стараясь не сойти с ума от этого крика. Пытаясь защитить своего ребенка, мать девочки моментально стала жертвой львицы, прижавшей ее к песку. Руки Александра, сжимавшие прутья решетки, побелели, когда другая львица погналась за девочкой. Беги, девочка. Беги!

Вид страданий и смерти поразил молодого врача и вызвал в нем чувство глубокого отвращения. Он прислонился лбом к решетке, его сердце бешено колотилось.

Загрузка...

knigek.net@gmail.com