Жанры
Загрузка...

Третий путь Без демократов и коммунистов

Содержание

Предисловие

Я вовсе не ставлю себе целью перерабатывать материал данной книги, интерпретировать или дополнять его.

Будучи в то время послом Соединенных Штатов Америки, я был непосредственно в курсе большей части изложенных ниже драматических событий. А раскрытый здесь выдающийся характер уже давно стал для меня открытой книгой, поскольку я очень хорошо знал человека, который наконец-то характерно, прямо и просто описал ту личность, к которой я питал глубокую симпатию.

Именно я ответственен за появление этой автобиографии. Ведь даже написанное другими жизнеописание Муссолини несет в себе определенный интерес.

«Но ничто не сравнится с книгой, которую вы можете написать сами», — сказал ему я.

«Написать самому»? Он склонился над своим письменным столом и удивленно повторил мою фразу.

Муссолини является самым занятым человеком в мире. И поэтому кажется обиженным, как будто показывая, что даже друг не смог его понять.

«Именно так», — подтвердил я и показал ему серию заголовков, написанных мной на нескольких листах бумаги.

«Хорошо, — ответил он по-английски, — я сделаю это».

И в этом весь Муссолини. Он принимает решения стремительно и безоговорочно.

Итак, работа началась под диктовку. Я посоветовал ему этот метод, поскольку все его попытки писать от руки заканчивались тем, что он постоянно безжалостно правил и правил написанное. Для него это было слишком, поэтому он диктовал. Когда первая копия была готова, Муссолини собственноручно заверил каждую страницу рукописи — росчерком красного карандаша, а также плавной росписью чернилами — то там, то здесь.

Когда рукопись начала поступать ко мне, я был обеспокоен тем, что простой литературный перевод может лишить повествование той внутренней мощи, которая присуща самому автору.

«Что здесь можно редактировать»? — поинтересовался я.

«Все что угодно, — ответил он. — Вы знаете Италию, понимаете фашизм и видите меня так же ясно, как и все остальные».

Но ничего особенного так и не потребовалось. История была опубликована в том же виде, в котором вышла из-под его пера. Она полностью принадлежит ему и, к счастью для всех нас, отражает его самого. Одобряете вы его или нет, но, читая эту книгу, вы сможете понять Муссолини, а если ваше восприятие не лишено предвзятости, то хотя бы узнать его получше. Нравится вам эта книга или нет, но в ней нет ни единой неискренней строчки. Я не обнаружил ни одной.

Разумеется, существует множество вещей, которые человек, пишущий автобиографию, не может замечать в себе или не скажет о самом себе.

Он вряд ли станет говорить о собственных масштабах на сцене истории.

Возможно, когда всяческие проявления одобрения и осуждения, теории и доктрины, за и против отойдут в сторону, только тогда в ответе на нижеследующий вопрос может быть найдено единственно верное, непредвзятое во мнении мерило человеческого величия:

«Насколько глубоким и продолжительным было влияние личности на огромные массы человеческих существ — их сердца, их мысли, их материальное благополучие, их отношение к миру»?

Что касается нашего времени, то можно с абсолютной точностью сказать, что ни один человек не сможет обнаружить неизменного величия в степени, равной величию Муссолини.

Нравится он вам или нет, разделяете вы его философию или нет, признаете неизменность его успехов или нет, считаете его сверхчеловеком или нет, но он в рабочем порядке, на больших и все возрастающих массах народа проверил на практике ранее неизвестные программы, отражающие новую духовность, новые планы, новое руководство, новые доктрины и новые принципы, — это бутылка, чье содержание гораздо важнее этикеток, которые наклеивают на сами бутылки. Муссолини не просто смог защитить и поддержать движение почти универсального масштаба, он построил новое государство, опираясь на новую концепцию государства. Он не просто смог изменить жизнь людей, но изменил их умы, их сердца, их характер. Он не просто управлял страной, он построил новую.

Муссолини не ограничивался тем, чтобы просто писать обо всем этом или упоминать в своих речах, он планомерно закладывал фундамент.

Управление государством — это одно. Того, кто хорошо с этим справляется, называют политическим деятелем. Но создать новое государство — это совсем другое. Муссолини сделал это, а значит, достиг уровня сверх-политического деятеля.

Я знал его еще в те времена, когда он едва ли был известен миру за пределами Италии; я знал его до и после того, как он сел в седло и в те дни, когда он, практически без посторонней помощи, очищал Италию от разрушительных последствий хаоса.

Но никто другой не знал Муссолини. Одна из итальянских газет объявила вознаграждение за лучшее эссе, проливающее свет на загадку личности этого человека. Известно, что сам Муссолини прекратил этот конкурс, написав в газету, что подобные соревнования абсурдны, поскольку он сам не в состоянии дать четкого заключения.

Несмотря на скорые, твердые решения, несмотря на непреклонную решимость, несмотря на тщательно организованную и четко очерченную модель и план действий, соответствующий любому моменту времени, Муссолини, прежде всего, превыше всего и кроме всего прочего, является личностью, всегда пребывающей в движении и согласовавшей свое руководство с тем, что мир также пребывает в извечном движении.

Измените факты, на основании которых Муссолини действовал прежде, и он изменит свои действия. Измените гипотезы, и он изменит свои умозаключения.

И это, скорее всего, тот самый атрибут истинного величия, который так редко признают. Большинство из нас всегда живет в надежде на то, что работа заканчивается с установлением в мире определенного порядка. Политические деятели, у которых есть какая-либо идея для воплощения в реальность, живут в надежде на то, что однажды смогут сказать: «Ну вот, свершилось!». И зачастую, когда это действительно происходит, все оказывается напрасным». Теперь все наведенные ранее мосты не имеют смысла, поскольку все без исключения реки изменили свое течение, а человечество уже настоятельно требует новых мостов. И эта мысль вовсе не так уж печальна, говорит Муссолини. Совершенный, заученный мир был бы абсурдным местом — нестерпимо абсурдным.

Загрузка...

knigek.net@gmail.com